Mai Khao Beach Condominium
Войти | Создать аккаунт ВАЛЮТА ПОГОДА FACEBOOK YOUTUBE ПОИСК

Ват-Банг-Пхра: Храм магической татуировки

Уроженец Калифорнии Джей-Пи Местанза исполнил заветную мечту и сделал тайскую татуировку-оберег. Правда, задача оказалась далеко не простой.

25 Апреля 2014, 02:07 PM

Я стою посреди толпы, раскачивающейся в странном танце. Отдаленно происходящее напоминает слэм или мош-дэнс на панк-концертах. Сотни участников связаны духом позитивной агрессии и осознания собственной силы, людское море колышется и переливается, в голове каждого пульсирует звук. Однако передо мной не музыкальное действо, а скорее, мистическое. Все происходит в 50 километрах от Бангкока, в провинции Накхон-Патхом. Здесь, в храме Ват-Банг-Пхра проходит необычный фестиваль под названием Вай-Кру. Его участники – любители традиционной тайской татуировки. Хотя нет, они кто угодно, но только не «любители».

Источник силы

Когда-то в провинции Накхон-Патхом жил один из духовных лидеров Тайского буддизма, монах Луанг Пор Пхерн. На все Королевство он прославился своим искусством набивать татуировки и той силой, которой обладали создаваемые им рисунки. Сейчас на помосте перед храмом установлена большая статуя в память о человеке, благодаря которому храм обрел популярность по всей Азии.

Дело в том, что именно здесь делают настоящие Сак-Янт – татуировки, которым приписывают магические свойства. Набивают их не для того, чтобы украсить тело, а в качестве оберега и талисмана. Те, кто пытались сделать себе татуировку, к примеру, на Пхукете, наверняка слышали предложения от местных мастеров набить Сак-Янт. Однако здесь, в одной из центральных провинций страны, считают, что от рук обычного мастера получить оберег невозможно. Рисунок обязательно должен набивать монах, причем особым способом, читая при этом определенную молитву. От сочетания этих факторов зависит и конечный результат. Считается, что Сак-Янт может принести владельцу удачу, подарить безграничную силу или, к примеру, способность уклоняться от пуль.

Охранные татуировки крайне популярны в Таиланде, и я приехал в Накхон-Патхом с той же целью, что и прочие участники фестиваля. То действо, которое открылось передо мной в самом начале – неотъемлемый ритуал, в рамках которого все, кто приехал в Ват-Банг-Пхра, отдают дань уважения мастерам тату. Все читают молитвы, а многие даже впадают в транс. Тысячи собравшихся  раскачиваются в позе лотоса и бубнят что-то себе под нос. Считается, что в состоянии транса люди становятся одержимы своими татуировками. Действительно, внезапно кто-то вскакивает и начинает кричать, как будто перевоплощаясь в животное, которое вытатуировано у него на теле. Люди с изображением тигров ревут и царапают воздух, а те, у кого на теле изображен Хануман – Бог обезьян – визжат и прыгают, хватая себя за головы.

Кто кому хозяин?

Мне, католику из Нью-Джерси, наблюдать за царящим вокруг хаосом было крайне интересно, но все же немного волнительно. Постоянно приходилось уворачиваться от «одержимых», которые, неистово размахивая руками, двигались прямо на меня. Я заметил, что один иностранец, снимавший происходящее на камеру, получил удар в лицо. На этом этапе церемонии монахи решили, что пришло время успокоить разбушевавшихся людей, и начали поливать толпу святой водой из пожарных шлангов. Я находился в первых рядах у помоста и оглянулся посмотреть, что происходило позади меня. Тысячи человек, которые мгновенье назад сидели и молились, а также те, кто были еще в трансе, поднялись и двинулись к помосту. Вплотную ко мне приближались полуобнаженные татуированные мужчины, которые двигались так решительно, что готовы были снести все на своем пути.

Охваченный паникой, я решил взобраться на дерево, где уже сидели несколько человек, которые также хотели держаться подальше от толпы. В это время монахи бросали людям благословенные цветы и фрукты.

Хотя эта часть церемонии длилась всего несколько минут, мне показалось, что прошли часы. Затем монахи убрали шланги и фрукты, и все вернулось в свое русло: все упокоились, а «одержимые» пришли в себя.

Люди постепенно стали расходиться в поисках «своих» тату-мастеров, чтобы «подзарядить» Сак-Янты. Я тоже нашел монаха, которого теперь могу называть «своим». Он набил мне сакральную татуировку: тигра размером 15 сантиметров. Возможно, в следующем году я приеду на фестиваль, чтобы проверить, вселился ли в меня его дух. А пока что тигр спит. И едва ли я рискну будить его без необходимости.