Кто покидает гости по утрам?

Как Владимир Путин съездил на саммит «Большой двадцатки» и не остался на завтрак.

Дмитрий Кан

17 Ноября 2014, 03:11 PM

16 ноября в Брисбене (Австралия) завершился саммит «Большой двадцатки». Но, как сообщают все мировые СМИ, закрылся он без российского президента, который покинул встречу на день раньше. Несмотря на то, что форум правительств и глав центральных банков государств призван, в первую очередь, обсуждать финансовые вопросы (и премьер-министр Австралии Тони Эббот сделал несколько попыток завести разговор про необходимость роста мировой экономики на 2%), на этот раз сценарий был несколько иным. В частности, первый день саммита был почти всецело посвящен обсуждению событий на востоке Украины, передает BBC.

Барак Обама практически сразу обозначил позиции: Россия останется в изоляции, если Владимир Путин будет продолжать нарушать международное право и соглашения, направленные на прекращение конфликта на Украине. И в отличие от саммита АТЭС, который прошел в Китае на прошлой неделе, в этот раз у американского президента была неплохая группа поддержки: на встрече G20 присутствовали британский премьер Дэвид Кэмерон, немецкий канцлер Ангела Меркель и председатель Европейского совета Херман Ван Ромпей. «Да, надо ввести новые санкции, –  поддержал американца британец Дэвид  –  если Россия не будет прилагать реальные усилия по разрешению украинского конфликта».

Ответ Владимира Путина был достаточно прозрачным: ««Сегодня на востоке Украины идут боевые действия, украинское правительство задействовало войска. Используются даже ракетные снаряды, но разве об этом упоминают? Ни слова. Это означает, что вы хотите, чтобы украинское правительство там всех уничтожило, всех политических противников и оппонентов. Вы этого хотите? Мы не хотим. И мы не допустим этого».

Активнее же всего журналисты во время и по итогам саммита обсуждали физическую «изоляцию» Владимира Путина: если в Пекине российский президент стоял рядом с хозяином саммита, в самом центре, во время фотосессии, то в Брисбене был поставлен сбоку, то есть конкретно, последним, а ленч провел за столом с президентом Бразилии Дилмой Руссефф, пишет РБК.

О том, что Владимир Путин собирается раньше уехать с саммита «Большой двадцатки», сообщило агентство Reuters в субботу, когда российский президент еще общался с коллегами. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков тут же отреагировал: «Это полная ерунда». Однако глава РФ покинул-таки мероприятие до принятия итогового коммюнике, пропустив общий воскресный завтрак. На пресс-конференции Путин объяснился: ««Я не пошел на общий завтрак, но там остался наш министр финансов. Нам отсюда до Владивостока лететь девять часов и еще девять до Москвы. Еще надо до дома добраться и в понедельник надо на работу выйти. А еще четыре-пять часов поспать», – цитирует ТАСС.

Западные СМИ тут же предположили: российский президент не выдержал давления, которое на него оказали иностранные лидеры из-за событий на Украине. Аагентства же добавили: груб был с Путиным и хозяин саммита, австралийский премьер Тони Эббот, который давно обещал руководителю РФ жесткий разговор и даже «взять за грудки» на саммите G20 в связи с крушением малайзийского «Боинга» под Донецком, где погибли 38 австралийцев. Последний пункт, правда, крайне спорен, так как перед общей фотосессией господин Эббот с жаром тряс руку российского лидера и даже прикладывал руку к сердцу, чем вызвал бурю эмоций у журналистов, которые отшутились «так, видимо, нынче берут за грудки». «Путина выгнали из Австралии», «Путин сбежал», – резюмировали иностранные журналисты.

В России может в скором времени смениться руководитель, засуетились в свою очередь российские журналисты, Путина пытаются изолировать от власти? Социолог Борис Кагарлицкий в своем блоге комментировал: «Заговор против Путина удастся лишь в том случае, если в нем примет участие сам Путин».

Владимир Путин же свое поведение объяснил заранее: 13 ноября он дал интервью представителю немецкого телеканала ARD Хуберту Зайпелю. «По данным Еврокомиссии, насколько я видел последние данные, ущерб от наших контрмер по защите своей экономики оценивается в 5–6 миллиардов евро. Можно ли посчитать ущерб, который наносится России от этих санкций? Достаточно сложно это сделать. Это носит отчасти виртуальный характер. Но, конечно, ущерб есть», – отметил тогда российский президент (цитирует «Эхо Москвы»). И как бы намекнул: я не считаю «лайки», которые мне ставят те, кто у меня не в друзьях. Точнее, не ставят.

 

 

Have a news tip-off? Click here