Войти | Создать аккаунт ВАЛЮТА ПОГОДА FACEBOOK YOUTUBE ПОИСК

Тонкая грань между китайцем и тайцем

Профессор Аджарн Прани рассуждает об интеграции китайских переселенцев в культуру соседних стран.

22 Ноября 2013, 02:25 PM

Mama lai! Lai Mama! Когда я была маленькой, я часто слышала, как дети моего соседа читают эту рифму по их первому китайскому учебнику. Я всегда спрашивала отца, почему я не хожу в единственную китайскую школу на Пхукете, Тай-Хуа. Он отвечал, что туда ходят китайские дети, которые не хотят быть тайцами. Этот ответ наводил меня мысль, что мой отец больше относит себя к тайцам, чем к китайцам. Хотя однозначно провести грань между китайским и тайским в культуре Пхукета непросто.

В моей семье всегда говорили на тайском языке, но по особым случаям использовали диалект хоккиен. Моя бабушка, которая родилась в Патонге, любила ходить в буддийский храм, но также она молилась китайской богине милосердия Гуань Инь.

Как тайка китайского происхождения, я согласна с утверждением, что ассимиляция китайцев в Таиланде проходит легко. Особенно на Пхукете, где китайского влияния на культуру больше, чем в других частях королевства. Смешение культур здесь потрясающее, и я улыбаюсь каждый раз, когда слышу от кого-нибудь, что у него китайское лицо, индийское имя и тайская национальность.

Люди, имеющие китайские корни, но проживающие за пределами Китая, могут считать себя китайскими эмигрантами или «хуацяо». У китайцев за плечами – долгая история миграции за рубеж, что привело к целому ряду китайских диалектов, на которых говорят по всей Юго-Восточной Азии.

Во время недавней поездки за границу, я встретила группу пожилых людей из Брунея в зале ожидания аэропорта в Гонконге, которые ожидали тот же рейс, что и я, в Сямэнь. Мы общались на наречье хоккиен.

Кроме того, в большинстве больших городов есть китайские кварталы, Чайна-Тауны. Так, в японском городе Нагасаки я с удивлением обнаружила, что одно из самых популярных блюд там – китайские клецки.

Удивил меня и китайский храм в австралийском городе Кэрнс, который я недавно посетила. Некогда там было китайское поселение золотоискателей, которые и возвели святилище.

Впрочем, есть среди китайских переселенцев и по-настоящему легендарные личности, чей вклад в развитие родной культуры сложно переоценить. Так, в сентябре этого года я узнала о человеке по имени Тан-Ка Ки. Он родился в Китае, однако потом покинул страну. Со временем Тан-Ка Ки стал миллионером и поселился в Сингапуре, а затем оказался и на Пхукете, где у него был обувной магазин. Я с удивлением узнала, что, оказывается, все свои заработанные за границей миллионы он вложил в основание Сямыньского университета в Китае. Объяснил он свое решение тем, что образование является ключом к интеллектуальному росту людей и процветанию Китая. Тан-Ка Ки был хуацяо. И он был великим человеком.

СПРАВКА: Кто такие хуацяо?

Хуацяо – это выходцы из Китая, проживающие в других странах. Этим словом китайцы называют как своих соотечественников, временно живущих за границей, так и потомков китайских эмигрантов более ранних волн, являющихся полноправными гражданами стран, в которых они проживают.

В переводе с китайского, хуацяо буквально означает «китайский эмигрант» («хуа» – Китай, «цяо» – человек, проживающий вдали от родины).

С точки зрения китайской культуры, гражданство не имеет решающего значения, гораздо важнее происхождение предков, верность традициям и обычаям. Поэтому общество не отторгает хуацяо, китайцы воспринимают их как своих сограждан, волей судьбы находящихся вдали от родины. Этим объясняется и психологический феномен Чайна-Таунов – там, где есть китаец, есть и Китай. Возвращение китайца на родину, даже через несколько поколений, воспринимается как счастливое воссоединение с семьей.

По оценкам экспертов, в мире насчитывается 40 млн хуацяо, на долю Юго-Восточной Азии приходится половина от этого числа.

Профессор Аджарн Прани – основатель Ассоциации китайских переселенцев Пхукета и видный представитель китайского сообщества («баба«).

 

 

 

Have a news tip-off? Click here