Mai Khao Beach Condominium
Войти | Создать аккаунт ВАЛЮТА ПОГОДА FACEBOOK YOUTUBE ПОИСК

Послушать джаз на Пхукете

Мари Окава известна на Пхукете и как художница, и как певица. Парижанка японского происхождения живет на острове уже 20 лет. Она поет джаз, и рисует – тоже джаз. Убирая с глаз свою фирменную черно-белую челку, Мари никак не может вспомнить, что увлекло ее первым – музыка или живопись.

Джоуди Хоутон

30 Января 2013, 06:22 PM

«Думаю, сначала я взяла в руки кисть», – задумчиво размышляет Мари с заметным французским акцентом. – «Но не могу сказать, что у меня был какой-то определенный стиль, и что именно на меня тогда повлияло».

Мари родилась в Париже, но большую часть детства провела в постоянных разъездах между Европой и родиной своих родителей, Японией. Однако признается, что западные искусство и музыка повлияли на нее гораздо больше, чем азиатские. Проявляться ее творческая натура начала с росписи стен дома, что совсем не радовало ее родителей.

«Я раскрашивала стены, чтобы они стали красивее. Но это очень злило маму с папой!» – смеется Мари. – «Со временем, конечно, их гнев сменился признанием. Правда, моя мама больше отмечала мой талант в пении, чем в живописи. Я часто распевала песни, телевизионные и рекламные заставки».

Однако родители настаивали, что пение это не профессия. И не одобряли стремление дочери сделать карьеру певицы . Но в юности Мари была непреклонна, заявив, что рисование, музыка и бег – единственные занятия, которые ей нравятся. Свою первую группу под названием Emassa она создала в 15 лет. Впоследствии их было много. И хотя за свою жизнь Мари сменила много профессий и занятий, через несколько лет после переезда на Пхукет в 1993 году, она все равно вернулась к творчеству.

«По правде говоря, на Пхукете я оказалась совершенно случайно», – вспоминает певица. – «Я собиралась ехать в Мьянму, но встретила в аэропорту знакомого, который отговорил меня от  этой идеи, и вместо Мьянмы я приехала на Пхукет».

Перед тем, как вернуться в музыкальный бизнес, Мари успела поработать в дайвинг-бизнесе на острове и во французских туристических агентствах. Она говорит, что музыка раньше приносила неплохой доход, но в последнее время ситуация изменилась.

«Было время, когда телефон просто разрывался от звонков. И мне часто даже приходилось отказываться от участия в некоторых вечеринках», – говорит Мари.

Она выступала в самых разных заведениях по всему острову, начиная с клуба Timberhut в Пхукет-Тауне до эксклюзивного ресторана Boathouse на Ката. Но теперь, по словам Мари, отели все чаще живым концертам предпочитают электронную музыку. Ведь ди-джеи, за исключением самых громких имен, обходятся дешевле, чем группа из 4-5 музыкантов.

«Сейчас всем музыкантам на острове приходится нелегко», – говорит Мари. – «Прошедший год выдался особенно трудным».

У Мари сейчас несколько творческих проектов. Каждое воскресенье со своей новой группой Ninjazz с 21.00 до 23.00 она играет в баре Rout 68 на улице Thalang в Пхукет-Тауне. Но джаз-дива частенько остается до поздней ночи и импровизирует вместе с посетителями. Также Мари можно послушать в Music Matter на улице Chara Charoen в Пхукет-Тауне по средам.

Для Мари музыка и искусство – вещи неразделимые. Именно музыка определяет темы для ее картин. Рисует певица только под настроение, когда есть свободное время.

«Большинство моих работ посвящены миру музыки. Многие из них висят в Music Matter. Мне даже предложили раскрасить стены на знаменитой улице Romanee в Пхукет-Тауне. Вот жду, пока стену для меня отремонтируют, сейчас она просто вся в трещинах».

На вопрос, почему она поет именно джаз, Мари отвечает жестом, плавно поднимая правую руку вверх: «Джаз – это свобода. Как музыкальная, так и вообще. В джазе нет границ. Эта музыка не знает ни национальности, ни пола – она универсальна. Джаз позволяет мне общаться с людьми, которые говорят на разных языках».

Мари Окава известна на Пхукете и как художница, и как певица. Парижанка японского происхождения живет на острове уже 20 лет. Она поет джаз, и рисует – тоже джаз. Убирая с глаз свою фирменную черно-белую челку, Мари никак не может вспомнить, что увлекло ее первым – музыка или живопись.

«Думаю, сначала я взяла в руки кисть», – задумчиво размышляет Мари с заметным французским акцентом. – «Но не могу сказать, что у меня был какой-то определенный стиль, и что именно на меня тогда повлияло».

Мари родилась в Париже, но большую часть детства провела в постоянных разъездах между Европой и родиной своих родителей, Японией. Однако признается, что западные искусство и музыка повлияли на нее гораздо больше, чем азиатские. Проявляться ее творческая натура начала с росписи стен дома, что совсем не радовало ее родителей.

«Я раскрашивала стены, чтобы они стали красивее. Но это очень злило маму с папой!» – смеется Мари. – «Со временем, конечно, их гнев сменился признанием. Правда, моя мама больше отмечала мой талант в пении, чем в живописи. Я часто распевала песни, телевизионные и рекламные заставки».

Однако родители настаивали, что пение это не профессия. И не одобряли стремление дочери сделать карьеру певицы . Но в юности Мари была непреклонна, заявив, что рисование, музыка и бег – единственные занятия, которые ей нравятся. Свою первую группу под названием Emassa она создала в 15 лет. Впоследствии их было много. И хотя за свою жизнь Мари сменила много профессий и занятий, через несколько лет после переезда на Пхукет в 1993 году, она все равно вернулась к творчеству.

«По правде говоря, на Пхукете я оказалась совершенно случайно», – вспоминает певица. – «Я собиралась ехать в Мьянму, но встретила в аэропорту знакомого, который отговорил меня от  этой идеи, и вместо Мьянмы я приехала на Пхукет».

Перед тем, как вернуться в музыкальный бизнес, Мари успела поработать в дайвинг-бизнесе на острове и во французских туристических агентствах. Она говорит, что музыка раньше приносила неплохой доход, но в последнее время ситуация изменилась.

«Было время, когда телефон просто разрывался от звонков. И мне часто даже приходилось отказываться от участия в некоторых вечеринках», – говорит Мари.

Она выступала в самых разных заведениях по всему острову, начиная с клуба Timberhut в Пхукет-Тауне до эксклюзивного ресторана Boathouse на Ката. Но теперь, по словам Мари, отели все чаще живым концертам предпочитают электронную музыку. Ведь ди-джеи, за исключением самых громких имен, обходятся дешевле, чем группа из 4-5 музыкантов.

«Сейчас всем музыкантам на острове приходится нелегко», – говорит Мари. – «Прошедший год выдался особенно трудным».

У Мари сейчас несколько творческих проектов. Каждое воскресенье со своей новой группой Ninjazz с 21.00 до 23.00 она играет в баре Rout 68 на улице Thalang в Пхукет-Тауне. Но джаз-дива частенько остается до поздней ночи и импровизирует вместе с посетителями. Также Мари можно послушать в Music Matter на улице Chara Charoen в Пхукет-Тауне по средам.

Для Мари музыка и искусство – вещи неразделимые. Именно музыка определяет темы для ее картин. Рисует певица только под настроение, когда есть свободное время.

«Большинство моих работ посвящены миру музыки. Многие из них висят в Music Matter. Мне даже предложили раскрасить стены на знаменитой улице Romanee в Пхукет-Тауне. Вот жду, пока стену для меня отремонтируют, сейчас она просто вся в трещинах».

На вопрос, почему она поет именно джаз, Мари отвечает жестом, плавно поднимая правую руку вверх: «Джаз – это свобода. Как музыкальная, так и вообще. В джазе нет границ. Эта музыка не знает ни национальности, ни пола – она универсальна. Джаз позволяет мне общаться с людьми, которые говорят на разных языках».