От редакции. В поисках общего языка

Русские на Пхукете – это не одно сообщество, а как минимум, два. Туристы отдельно, экспаты отдельно. И если для туриста вопрос интеграции в местное общество не стоит, то для тех, кто живет здесь постоянно, он принципиален. Минувшая неделя подкинула два отличных примера того, как эта интеграция выглядит.

14 Января 2013, 12:00 AM
Фото: http://yesugarden.blogspot.com

Фото: http://yesugarden.blogspot.com

Ночь 8 января, драка в клубе Catch. Группа русских туристов бьет местного диджея-канадца и его девушку-тайку. Пострадавшие – в больнице с переломами, гости из Приморского края допрошены полицией и отпущены отдыхать. При этом, на момент сдачи номера неизвестно, кто спровоцировал конфликт и ударил первым – история описывается только со стороны канадца. С туристами связаться не удается ни одному местному СМИ, а полиция ничего не комментирует. Казалось бы, русские должны быть на стороне соотечественников, но нет. «Избили наших, пхукетских!», – возмущается сеть. «Нашими» оказываются не обладатели русских паспортов, а канадец и тайка. Именно их поддерживает русскоязычное сообщество и прикидывает, как дистанцироваться от туристов, портящих нашу репутацию.

Ощущение единения с «местными» развеивается как дым, когда читаешь новости с Карона. Может быть, мы и единый «островной народ», но не когда дело касается бизнеса. «Русская мафия захватила Пхукет!», «Русские таксисты (и кто только выдумал формулировку?) отбирают хлеб у тайских водителей!». «Тук-тукеры» устраивают акции протеста у полицейского участка, стучатся в двери губернатора. А в Facebook опять народный гнев. На этот раз направленный уже против «местных».

Наверное, нет смысла задаваться вопросом, в чем причина парадокса, и могут ли русские быть на острове своими. Ответ простой: и да, и нет. Проблема не в формулировках, а в том, чтобы как можно реже репортерам приходилось писать о сломанных костях и разбитых витринах. Всем надо как-то поскромнее, что ли.