Войти | Создать аккаунт ВАЛЮТА ПОГОДА FACEBOOK YOUTUBE ПОИСК

От редакции: Протест как ответ на оскорбление

Протесты в столице Таиланда и российские события зимы 2011-2012 годов имеют одну общую черту. В обоих случаях люди не простили правительству личного оскорбления, а не каких-то конкретных ошибок.

29 Ноября 2013, 01:14 PM

Российские СМИ по какой-то неизвестной причине крайне неохотно проводят параллели между нынешними событиями в Бангкоке и протестами, которые проходили в Москве после парламентских и президентских выборов 2011-2012 годов. Возможно, общие черты теряются за обилием национального колорита, но факт остается фактом: оба явления крайне похожи.

Прежде всего, бросается в глаза схожесть схем, по которым развивались события. Началось все, как сейчас модно, с интернета, а вернее, с социальной сети Facebook. Со временем недовольным стало тесно в рамках виртуального пространства, и протест вылился на улицы. Причем в обеих странах катализаторами процесса выступили довольно схожие события.

Если проанализировать политику Йинглак Чинават и правящей партии, то, действительно, стоит признать, что у оппозиции достаточно объективных претензий к нынешней власти.

Ядро протеста – это тайский средний класс, и именно ему приходится расплачиваться за программы госпожи Чинават, которые направлены на поддержку не самых обеспеченных частей населения. Именно среднему классу пришлось оплатить и кампанию по софинансированию покупки первого автомобиля, и государственную поддержку рисовых фермеров.

Как несложно догадаться, самому среднему классу эти программы были не особо нужны. Однако средний класс все эти кампании благополучно стерпел, равно как и анонсированную программу инфраструктурного развития стоимостью более 2 трлн. бат. Оппозиция, конечно, возмутилась коррупционными потенциалом заявленной «стройки века», но широкие массы тайцев отнеслись к ней так же, как русское обшество – к Олимпиаде в Сочи. По последним данным, зимние игры обойдутся России примерно в 1 трлн., но россияне не против разделить это бремя (примерно по 15 тыс. рублей с каждого трудоспособного гражданина). Тайцы также не против коллективно «поднять» вдвое большую сумму вдвое меньшими силами. С миру по бату – голому рубаха. Авось получится.

В общем, к финансовой политике властей ни россияне, ни тайцы особых претензий не имеют, а если и имеют, то претензии эти едва ли способны заставить кого-то надеть маску Гая Фокса и выйти на улицу. В обеих странах средний класс «прорвало» после, казалось бы, совершенно незначительной вещи.

В России этим триггером стали массовые фальсификации на выборах, а в Таиланде – законопроект об амнистии, который мог бы позволить брату премьер-министра, бывшему главе правительства Таксину Чиновату, вернуться в страну, не опасаясь уголовного преследования.

С точки зрения банальной логики, своя рубашка (читай, свои деньги) должны быть ближе к телу. Но Россия и Таиланд – довольно консервативные страны с традиционалистским менталитетом. Потраченные миллиарды можно простить, но на публичное оскорбление русский и таец обязаны ответить ударом в лицо. Выйти на улицу, нарисовать карикатуру на Владимира Путина, захватить здание Минфина – ответ может быть каким угодно, но он должен быть. Иначе неминуема потеря лица  и самоуважения.

Предложение амнистировать Таксина Чинавата тайский средний класс воспринял таким же оскорблением, как российский средний класс – беззастенчивое мошенничество на выборах, куда они впервые пришли. И скорее всего, итог протеста в Таиланде будет таким же, как и в России. Пошумят, покричат и разойдутся по домам. Собирать деньги на финансирование следующей стройки века и зимней Олимпиады где-нибудь в Чианг-Мае.